Дмитрий Чигринский: "С президентом клуба приняли совместное решение"11.09.2010

За всю историю только один игрок «Шахтера» получил приглашение в топ-клуб Европы. В 1991 году Андрей Канчельскис перебрался из Донецка в «Манчестер Юнайтед». С тех пор прошло 18 лет. За это время футболисты «Шахтера» уходили в известные западные команды и за гораздо большие суммы, чем Канчельскис, оцененный тогда в 1 миллион фунтов, но трансфер нынешнего гендиректора российской «Носты» из Новотроицка по-прежнему остается самым значимым.

Английские «Уиган», где выступал Агахова, и «Манчестер Сити», за который играет Элано, немецкий «Штутгарт», куда ушел Марика, французский «Марсель», где последние полгода штампует голы Брандау, — клубы известные, однако они и близко не стоят рядом с командой сэра Алекса Фергюсона. Другое дело «Барселона».

Легендарный каталонский клуб, который в футбольной иерархии будет даже повыше «МЮ», сделал «Шахтеру» официальное предложение по Дмитрию Чигринскому. И пока получил отказ! «Горняков» не устроила сумма, которая по информации испанских СМИ составляет 15 миллионов евро. Главный тренер «Шахтера» Мирча Луческу считает, что сегодня 22-летний Чигринский стоит больших денег. Именно сегодня. Смею предположить, что поступи подобное предложение от «Барсы» год или даже полгода назад, сделка бы обязательно состоялась. Но после того как «Шахтер» выиграл Кубок УЕФА, цена на Чигринского значительно возросла. Аргумент, как и сам кубок, — весомый.

В целом ситуация непростая. В первую очередь — для самого Чигринского. Наверное, нет такого футболиста, который не хотел бы играть в «Барселоне». Если кто-то скажет иначе, тот слукавит. Так что легко представить, какие чувства сейчас испытывает уроженец маленького городка Изяслав Хмельницкой области.

— Дмитрий, вы беседовали с Ринатом Ахметовым по поводу предложения «Барселоны»?

— Да. Мы отбросили в сторону эмоции и четко расставили акценты.

— И к какому пришли заключению?

— Результат нашей беседы вы видите — я здесь, в «Шахтере».

— Какой аргумент оказался решающим?

— В этой ситуации много нюансов. Начиная от самого предложения и заканчивая тем, что я же не в какой-то заурядной команде играю, а в клубе, который выиграл Кубок УЕФА. Мы стремительно растем, прогрессируем и вышли на очень серьезный уровень. И это касается не только спортивных достижений. Скоро вступит в строй новый суперсовременный стадион, растут задачи и амбиции «Шахтера». Естественно, всех подробностей нашей с президентом беседы я не могу вам рассказать, но это основные моменты. Впрочем, не подумайте, что это исключительно решение Рината Леонидовича, который убедил меня остаться в «Шахтере». Мы взвесили все «за» и «против», обговорили много нюансов и пришли к общему знаменателю.

— «Барселона» не каждый день и не каждому делает подобные предложения...

— Полностью с вами согласен и все прекрасно понимаю. Это тоже важный момент. Возможно, такого случая в моей карьере больше не будет. С другой стороны, если я докажу, в первую очередь, самому себе, что достоин такого предложения, для чего еще выше подниму планку своего мастерства, — никуда «Барселона» от меня не денется.

— В любом случае, вы оказались перед сложным выбором...

— Безусловно. Поэтому я и не хотел раньше времени говорить на эту тему. Когда был в отпуске, мне много звонили, отправляли СМС, но я принципиально никому не отвечал. Собственно, и сейчас не особо охотно иду на контакт с журналистами. Для «Спорт-арены» сделал исключение, потому что хорошо вас знаю. Но все равно попрошу подать информацию сдержанно. И без лишних эмоций. Вопрос действительно непростой.

— Уверен, это хорошо понимает и Ринат Леонидович.

— Конечно, понимает. Опять же, здесь не может быть только моего решения. Если «Барселона» сделала мне предложение, прежде всего я рассматриваю это как заслугу всей команды, нашего президента и тренера. И в конкретном случае решение должно быть только совместным. А то ведь как получается? Я, предположим, хорошо сыграл, и на меня обратили внимание, несмотря на результат команды. Так не бывает. Все произошло лишь благодаря «Шахтеру» и моим партнерам. Я же только маленький винтик в механизме большой команды.

— Ну, не такой уж и маленький, если вам сделала предложение сама «Барселона».

— Меньше всего хочу говорить о своих достоинствах. Речь идет о другом. А именно о том, что все, чего мы достигли, в том числе и я, прежде всего заслуга нашего президента, который создал нам великолепные условия, вкладывает в команду не только деньги, но сердце и душу. И за это мы все должны его благодарить. Так что это решение совместное. С Ринатом Леонидовичем мы обговаривали и взвешивали много моментов. И, повторюсь, договорились, что предложение «Барселоны» будем рассматривать спокойно, под одним ракурсом, сообща и также сообща принимать решение. В данном вопросе я не собираюсь отстаивать свои личные интересы.

— Как бы дальше ни развивались события, вы получили самую высокую оценку своей работы.

— Разумеется, мне лестно внимание со стороны «Барселоны», но для меня гораздо важнее оценка Мирчи Луческу, президента «Шахтера» и наших болельщиков. Ну а то, что «Барса» обратила внимание на мою скромную персону, лишний раз доказывает, что мы движемся в правильном направлении. Впрочем, это было понятно и без предложения от «Барселоны». Мы выиграли Кубок УЕФА, теперь перед нами стоят более высокие цели. Сможем подняться выше — тогда, как я уже говорил, ни «Барселона», ни «Челси», ни прочие гиганты от меня никуда не денутся.

— Не жалеете о своем решении?

— Вы забыли о моей просьбе исключить любые эмоции. Они сейчас ни к чему. Я не должен зацикливаться на том, что могло бы быть, если бы да кабы. Я — игрок «Шахтера» и должен жить интересами своей команды. Именно это стимулирует меня повышать свой уровень, а вовсе не предложение «Барселоны», как некоторые могут подумать. И давайте на этом пока поставим точку.

Выполняю пожелание футболиста, хотя, думаю, что правильнее было бы поставить многоточие.