Хави: Моя жизнь это Барса! Глава 9. Главные слова

Есть игроки, играя против которых, в тебе возникает одновременно странное чувство восхищения и ненависти, и ты не знаешь, как объединить это. Я испытывал подобное к Икеру Касильясу и Раулю, оба, кстати, мои друзья. Но самые противоречивые чувства вызывал у меня Зинедин Зидан. «Зизу» был самым лучшим соперником, против которого мне доводилось играть, и, к сожалению, он защищал цвета «Реала». Его игры против «Барсы» были воплощением техники, силы и качества. Мне абсолютно не зазорно признать, что я считаю Зидана наиболее классным игроком в истории футбола, хотя многие отдают эту почесть Ди Стефано. Если однажды мне скажут составить список пятерых лучших футболистов всех времен и народов, Зидан был бы там, безусловно.




Смотреть на его действия было чем-то неописуемым. Он работал двумя ногами и всеми частями тела в процессе контроля мяча: внешняя сторона правой ноги, внешняя сторона левой ноги, внутренняя, бедро, голова, грудь… Ко всему прочему он был физически крепкий, как скала. Игра один в один, ложное движение, контроль мяча, пас и гол.


Из-за моей позиции на поле мы часто пересекались во время игры. Я помню, что однажды я обокрал француза три раза подряд. Ко мне подбежал удивленный Луис Энрике и пылко поздравил: «Ну, ты, мать твою, терминатор!»


Но, к сожалению, это были лишь исключения из правил. Зачастую «Зизу» выигрывал. Его технический арсенал позволял ему постоянно использовать разные приемы, выворачиваясь из, казалось бы, немыслимых ситуаций. Ты его прессингуешь и в голове четкое ощущение, что ему до фонаря. Ему хочется, чтобы ты подошел поближе, дабы унизить тебя еще больше.


Те, кто считает «Зизу» медленным, никогда не сталкивались с ним один на один. Быстрый, как дьявол. Отобрать у него мяч было непосильной задачей, а когда он начинал играть в «стеночки» с Роберто Карлосом, нужно было начинать молиться, чтобы не дай Бог, чего не вышло!


А еще в его арсенале был такой элемент, как « мелкие удары по ногам». Он использовал этот прием, дабы вывести соперника из равновесия. Вредным был. Всегда бил на уровне большеберцовой кости, давая понять тем самым сопернику, кто в доме хозяин. «В футбол играй, если такой умный» - кричал я на него, очередной раз, получив тычок сзади. А чувак смотрел на меня, словно хотел сказать: «Что происходит с этим гномиком?» Я настаивал: «Слышь, ты, хорош по ногам лупить».


Все мое нутро думало, что с такой техникой, невозможно быть паршивцем. Но нужно признать, что хороший футболист должен быть готов к «уличным понятиям» на футбольном поле. К сожалению или к счастью, этому не обучают в футбольной школе «Барселоны». Так что, если это не врожденное, забудь. Здесь тебя этому не научат.


Нашим «Зиданом» в то время был Ривалдо. Звезда с большой буквы, прирожденный победитель, отличный парень, очень скромный и закрытый человек. Он не любил болтать, так как все, что ему надо было сказать, он говорил на поле. Я никогда не забуду наших совместных разборов полетов. Я в то время не имел много игровой практики. Даже ходили слухи о моем переходе в «Атлетико» Мадрид, но у Ривалдо всегда находились слова утешения для меня: «Хави, ты очень классный игрок. Но наберись терпения, ты еще молод. Я знаю, что придет время, и ты заиграешь».


Серра Феррер доверял Гвардиоле, а я выходил на поле только в том случае, если Пеп не мог. Ривалдо посоветовал мне потерпеть еще чуток: если через пару лет ситуация не изменится, тогда и принимать решение.


Это был не единственный совет, который я получил. Ривалдо научил меня брать на себя ответственность внутри коллектива и превращать это в ежедневную норму поведения. Он это доказывал на собственном примере вне зависимости, шло все хорошо или плохо. Важно было «никогда не прятаться»… Против «Челси» в ¼ Лиги чемпионов он промахнулся с одиннадцатиметровой отметки, а потом поставили другой пенальти. Он снова взялся пробить и на этот раз не промахнулся. Если бы он сказал, что не будет выполнять удар, так как не уверен, ему бы и слова никто не сказал. Но Ривалдо осознавал свою роль в команде. Я не хочу кидать камень в огород Бебето, но в самый важный, может быть, момент в истории «Депортиво» штатный пенальтист команды уступил эту ответственность Джукичу. «Крэк» всегда должен брать ответственность на себя, тем более, в самые сложные минуты.




Ривалдо все свои советы доказал на деле 17 июня 2001 года. Мы играли с «Валенсией» на «Камп Ноу» в последнем туре национального первенства. Нам нужна была победа для квалификации в Лигу чемпионов на следующий сезон. До конца встречи оставалось две минуты. На табло светились 2-2. Ривалдо, находясь спиной к воротам, получает верховую передачу от Франка де Бура. Я в тот момент вижу, что он останавливает мяч грудью и думаю: «Парень, ты что делаешь?» Нормальным было бы опустить мяч вниз, сделать скидку, отдать пас. А тут он явно собирается бить через себя в падении из-за пределов штрафной! Он хочет сделать один из самых сложных элементов в мировом футболе в тот момент, когда на кону стоит цель, к которой вся команда шла целый год?! И на тебе, туда его! Потрясающе! Все с ума посходили. Он сделал то, что и входит в обязанности лидера, звезды, избранного. В раздевалке мы целовали ему ноги, а он вел себя, как будто ничегошеньки не произошло. Стойте, вру. В тот день мы видели, как он улыбался. Я уже говорил, что он не был экспрессивным человеком. Но когда узнаешь его получше, то можно понять, счастлив ли он или ему грустно. Уверен, тот вечер был одним из самых счастливых в жизни Ривовалдо




Команду возглавил Карлес Решак, который заменил на тренерском посту Серру Феррера в конце апреля. Основным приоритетом «Чарли» было жить, радуясь своей профессии и воспринимать футбол, в первую очередь, как игру. Он был полным антиподом Ван Гааля. Решак никогда не давил на игроков, так как был уверен что «давление оказывается в первую очередь на себя самого». Первое, что он сказал, собрав всю команду, это то, что он видел наши матчи в этом сезоне, и что, по его мнению, мы слишком много бегали. Блестящий афоризм Кройффа «Кто быстрее? Это мяч, а не ты» снова вернулся в «Барсу».


«Этой команде не хватает немного порядка и чувства единства» - говорил он в характерном для себя стиле, сопровождая это какой-нибудь хохмой или анекдотом, чтобы расслабить окружающих. Дошло до того, что на предматчевых установках мы начали травить шутки и рассказывать истории, чтобы снять предигровое напряжение. Ни в моменты глубокой озабоченности, ни, когда весь мир трещал об его отставке, он не выглядел напряженным. Это был очень опытный человек, которого, вряд ли, можно было выбить из седла.


Решак делал большой упор на тактику. Его задумкой было насытить центр поля, чтобы придать осмысленность игре. Для этого линии должны были играть более компактно. Этот тактический момент радовал меня еще и потому, что я мог одновременно находиться на поле с Гвардиолой, либо на позиции инсайда, либо как «медиапунта».


От «Чарли» всегда можно было ожидать какого-нибудь фокуса. Например, идет тренировка. Он стоит спиной к группе, играющей в квадрат. И тут мы слышим его крик:


- Молодцы, очень хорошо, так и продолжаем!


- Мистер, но вы же ничего не видели? – удивленно вопрошаем мы.


- Сынки, я по звуку мяча определяю, хорошо у вас все или плохо!




Последний сезон Решака имел горьковатый привкус. На отсутствие титулов и клубные проблемы наложился, ко всему прочему, уход Гвардиолы. Понятно, что это обстоятельство означало, что на авансцену выхожу я. Но хочу сразу оговориться – у меня никогда не было противостояния с Пепом.


Прощание с ним получилось грустным. Оно происходило на абсолютно «мертвом» стадионе во время «неотыгранного» матча Кубка страны с «Сельтой». 1-1 (первый матч в Виго закончился со счетом 3-1 в пользу «Сельты». Примечание переводчика). Клубу следовало бы повнимательнее отнестись к этому мероприятию, так как Пеп не заслуживал таких удрученных проводов. Человек, отдавший всего себя «Барсе», не должен ее покидать через черный выход. Гвардиола получил свои почести в раздевалке. Мы проводили его так, как он этого заслуживал.


Продолжение следует...