Хави: Моя жизнь это Барса! Глава 11. Отвоевывая место под солнцем

У меня создалось впечатление, что Франк Райкаард, придя в «Барселону», не знал меня как футболиста. Ни меня, ни кого бы то ни было другого из моих партнеров. Для него, вообще, как мне показалось, приход сюда был большим жизненным сюрпризом, потому как в первые недели работы он был немного расконцентрированным, что ли.


На стартовой решетке перед началом сезона я был отодвинут на десять позиций назад. Было ли это связано с моим маленьким ростом или фактурностью? Или я просто не попадал под идеал тренерского полузащитника. Не знаю. Я был вынужден отвоевывать место в составе на тренировках. Начало сезона я провел на скамейке запасных. Райкаард хотел насытить центр поля игроками фактурными и физически крепкими. Сначала он делал ставку на Коку и Херарда. Оно и понятно. Поиграв в Серии А, тренер отдавал предпочтение именно такому типу игроков, хотя вскоре он понял стилистическое направление, которому следуют в Барселоне.


Как уже было сказано, первые шаги в команде Райкаарда давались со скрипом. Переломной точкой, после которой Мистер поверил в меня, стал выездной матч с «Атлетико» в пятом туре. Мы приехали в Мадрид после игры с «Осасуной», где я также не провел на поле все 90 минут. На «Кальдероне» я был вновь посажен на лавку. Все говорило о том, что я так и не выйду, но тут вылетает Тиагу Мотта. «Выходи, выходи, замена, замена» - торопил меня Райкаард, не дав мне времени даже размяться.


Я выскочил на поле с желанием изменить мое положение во что бы то не стало. И тут, я получаю мяч, находясь в убойном положении в полном одиночестве перед воротами соперника. Вдруг, откуда не возьмись нарисовывается Серхи Бархуан и награждает меня увесистым пинком по ногам сзади. Да так, что искры из глаз посыпались.


Поднялся я без особых проблем и отметил, что точка для штрафного идеально подходит для меня. До конца матча оставалось несколько минут, счет на табло показывал нули, и я прекрасно осознавал, забей я сейчас и это перевернет ситуацию в мою пользу. Я приблизился к мячу и увидел, что Джованни Ван Бронхорст собирается выполнять этот штрафной удар.


- Я хочу пробить. – отрезал я.


- Ты?


-Да, я! – сказал я, одарив его испепеляющим взглядом.


- Ладно, успокойся, бей.


Установив мяч, я отошел на четыре шага назад в ожидании свистка рефери. Когда я уже был готов пробить, Джио резко приблизился к мячу и запустил на второй ярус.


Захотелось его убить! Я направился к нему, чтобы начистить ему лицо. Ничто до сих пор меня так не выводило из себя. Я был зол на тренера, на Джио, на весь мир. С этого момента я ничего не видел на поле, ни мяча, ни моих партнеров, вообще ничего! Пуйоль толкнул меня, оказавшись рядом со мной: «Терминатор, мы играем!» Оставалось три минуты до окончания игры. Я попытался сосредоточиться и включиться в процесс, но перед глазами был только этот штрафной и лицо вероломного Джио. Не было ему оправдания! «Этот чувак просто поиздевался надо мной» - не было предела моему возмущению.


Прозвучал финальный свисток и Джио легким бегом направился в подтрибунное помещение, а я за ним, вопя, словно одержимый. При входе в раздевалку меня поймал Эусэбио: «Хави, все кончилось. Я тебя понимаю, но уже все!» Тут появился Пуйоль и тоже начал меня успокаивать.


Райкаард же, очень удивился моей реакцией на этот эпизод. В этот момент он увидел во мне футболиста с характером. Позже он рассказал мне, что был просто в восторге от моей стычки с Джио и от моего желания показать, «кто в доме хозяин».


На самом деле, я человек достаточно спокойный. Меня очень трудно вывести из себя, но, когда я вижу откровенную несправедливость, кровь начинает кипеть, и я перестаю осознавать, что творю в данный момент. За мою карьеру я должен был терпеть определенное поведение, которое считал несправедливым, так как должен был уважать командную иерархию. Я провел в команде пять лет, а он всего три месяца и при этом наплевательски отнесся к моему решению. И это меня возмутило в поступке Джио. Но не только… Он мне подыграл, затем поиздевался, а потом еще и рассмеялся мне в лицо.


Джио после этого неоднократно просил у меня прощения за тот эпизод. И понятное дело, что за ним числился должок, и он это прекрасно понимал. Я это прочувствовал, когда в ходе последнего голосования на звание лучшего игрока мира по версии ФИФА, как капитан голландской сборной, пальму первенства он отдал мне. Шутка!


Также, стоит отметить, что в то время мои премиальные за сыгранное время и количественные показатели были фактически выше, чем зарплата. Учитывая, что я боролся за место в составе, мне для получения премии нужно было отыграть в матче не менее 45 минут. Так что с экономической точки зрения матч с «Атлетико» мне ничего не принес. Но именно эта игра сдвинула процесс с мертвой точки и убедила Мистера, что я человек с характером и не собираюсь так просто сдаваться.


После игры на «Кальдероне» мы улетели на никому не нужный товарняк в Мексику. По возвращении через три дня, мы принимали дома «Валенсию». Так или иначе, улучшений в моей ситуации не предвиделось. Вплоть до матча с «Мурсией» в девятом туре. Херард и Коку снова вышли в основе, а я остался на лавке. Начался матч, и ощущения по поводу игры команды были, мягко говоря, не очень. Игра совершенно не клеилась. В середине матча Райкаард предупредил, что я выхожу и отправил меня разминаться. Заменив Херарда, через десять минут я забиваю гол. Начиная с этого момента, я никогда больше не был запасным в команде.

Фраза, характеризующая Райкаарда, как человека, звучит так: «Десять балов». Его отношения с игроками были потрясающими. Как оказалось, этим он и «выкопал себе могилу», так как был необыкновенно добрым и понимающим по отношению к игрокам. Его «алтерэгом» являлся Хэнк Тен Кате – человек, являющийся фундаментальным элементом успехов «Барсы» того периода. Такой «злой полицейский» в раздевалке. Райкаард был ну очень дружелюбен, и нужен был человек, способный навести порядок командным голосом.


Я очень хорошо ладил с Тен Кате. Он очень за меня переживал. Каждый день перед тренировкой он пичкал меня очередной порцией позитива, говоря: «Хави, ты – лучший полузащитник мира».


Райкаард начал заставлять меня смотреть на ворота соперника. «Да не может такого быть, что закончился первый тайм, а у тебя нет двух-трех ударов в створ» - требовал он. «Удар, гол, и ты должен делать это снова и снова».


Надо сказать, что чемпионат для нас развивался в высшей степени иррационально: удачные игры пересекались с результатами, которые вообще ни в какие ворота не лезли. Команда еще не нашла свою игру и не обросла психологией победителя. В декабре мы находились в состоянии хаоса, на горизонте замаячила вероятность увольнения тренера.


К счастью для нас, этим опасениям не суждено было сбыться. В трансферное окно был приобретен Эдгар Давидс, который в понимании многих впоследствии и стал символом возрождения. Но чтобы никто не заблуждался, человека, который нас поднял тогда, зовут Роналдиньо. Он заразил нас своей радостью, вселил уверенность, что мы можем и должны бороться за титулы. Причиной «камбэка» было и осознание того, что в нашей команде играет лучший игрок мира.


Уважая Давидса, могу лишь констатировать то, что и так видели все вокруг: он был немного нелюдим. Не знаю, может это связано с застенчивостью или он был интровертом, или потому что имел дефицит душевного внимания. Но с первого своего дня пребывания в коллективе он облачился в толстый слой брони, которую так никто и не смог пробить. Есть категория людей, которые никому не могут довериться и с таким очень тяжело завязать какие-либо отношения.


Схожим по поведению был Богард. Оба они, такое впечатление, думали, что люди вокруг хотят им причинить вред, и никто не мог их в этом переубедить. Когда ты им что-нибудь говорил, любую вещь, создавалось впечатление, что ты их чем-то обидел, а в ответ получал нечто похожее на ворчание. Очевидно, что в общении с такого рода людьми необходимо быть очень осторожным и тщательно фильтровать свою речь. Никто из двух ничего не дал раздевалке. Безусловно, существуют немного закрытые люди, такие Анри или Ривалдо, например. Но это абсолютно не означает, что они не являлись частью команды. Давидс с Богардом не хотели быть частью нашего коллектива.


Не беря в расчет слабый вклад Давидса во внутреннюю жизнь раздевалки, на футбольном поле у нас подобралась хорошая команда – замечательное сочетание опыта и молодости. С капитаном Коку и такими игроками, как Савиола, Луис Гарсия, Габри «Барселона» росла не по дням, а по часам. Было видно, что все были нацелены на результат.


Есть мнение, что для того, чтобы подняться еще на более высокий уровень, команде нужны доморощенные воспитанники, играющие в коллективе важную роль. И тут уже были мы: Пуйоль, Вальдес, Иньеста, я, а также молодые Рос и Оскар Лопес. Мы сформировали очень мощный кулак.


В итоге, мы чуть чудесным образом не выиграли Лигу. Нам не хватило каких-то двух туров, чтобы нагнать «Валенсию», которая в последних матчах откровенно демонстрировала усталость от финишной гонки. В итоге она и стала чемпионом. Но мы проделали огромный объем работы с прицелом на будущее, и наша судьба была подвластна уже только нам.


Продолжение следует...