Поддерживал с ними наилучшие отношения.

Видеозапись - Александр Павлович Нилин

Агеева не смущала
моя тогдашняя житейская не­устроенность, хотя быт других его знакомых был на­дежно
налажен. Он не читал, само собой, что я там пи­шу, но относился к моим занятиям
сочувственно («ты же мой первый корреспондент», в смысле, что первым о нем
написал), хотя при своей наблюдательности не мог не заметить: котировался я не
слишком высоко и денег не было, а его общества ведь искали, в основ­ном, люди признанные.
И он, конечно, не чуждался об­щества таких людей. Поддерживал с ними наилучшие
отношения. Как-то Виктор пригласил Иосифа Кобзона на поросенка. И меня позвал,
считая, что мне полезно будет познакомиться с Кобзоном. А Кобзон в послед­ний
момент позвонил, что прийти никак не сможет - не помню: то ли заболел, то ли
концерт внеплановый. Всякий на месте хозяина расстроился бы, но Агеев и тени
неудовольствия, что поросенок пойдет не по на­значению, не выразил.

Я считал уже
несолидным на людях задавать Викто­ру какие-либо вопросы, касающиеся бокса.
Поддержи­вая марку биографа чемпиона, я больше разглаголь­ствовал сам. Агеев
неизменно со мной соглашался - и я начинал думать, что разбираюсь в боксе
доскональ­но. И может быть, даже идеологически руковожу Агее­вым. Почему я
сейчас и припомнил про нотку обоюд­ной покровительственности.

Говорю я это безо
всякой иронии, обращая к самому себе вопрос: а может быть, так и следует быть
при дру­жеских взаимоотношениях - уступки, иллюзии, снисхо­дительность к
слабостям другого и отсюда надежда, что и собственная слабость тебе простится?

Однажды я все-таки
спросил Агеева: а помнит ли он Максимова? (В шестьдесят пятом году судьи дали
ему весьма спорную и спасительную для престижа победу над никому неизвестным
боксером Максимовым, по­сле того случая, кажется, и не возникавшим на гори­зонте
всесоюзных соревнований.) Агеев ничуть не уди­вился вопросу и ответил: «Он
сейчас инженером рабо­тает».

Александр Павлович Нилин: Видеозапись. Часть 1.